Книжный каталог

The Great Pursuit

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

One hunt has ended, but the pursuit for love and justice continues. The kingdom of Lochlanach has traded the great beast that once terrorized the realm of Eurona for something far more dangerous: the ire of powerful Lashed woman Rosaria Rocato. Rosaria demands that Eurona overturn the laws prohibiting magic, or an innocent will be killed each day. Despite the king’s resistance, Princess Aerity believes they must make peace with the Lashed, and though she’s accepted a betrothal to the man who took down the beast, she cannot help thinking about Paxton, the Lashed man who stole her heart and disappeared. Aerity soon discovers that Paxton has joined Rosaria’s army in the war against her family. Though her feelings for him are still strong, her duty to her kingdom and her family is stronger—especially when her parents are kidnapped and she has to step up to the throne and once again put aside what’s best for her in order to do what’s best for her people. Paxton and Princess Aerity must fight to see what is more powerful: their love or the impending war between the magical Lashed and the non-magic humans.

Характеристики

  • Вес
    501
  • Ширина упаковки
    1
  • Высота упаковки
    1
  • Глубина упаковки
    1
  • Количество страниц
    512
  • Год выпуска
    2017
  • Автор на обложке
    Wendy Higgins
  • ISBN
    9780062381361
  • Издательство
    HarperTeen

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Mike Bonem In Pursuit of Great AND Godly Leadership. Tapping the Wisdom of the World for the Kingdom of God Mike Bonem In Pursuit of Great AND Godly Leadership. Tapping the Wisdom of the World for the Kingdom of God 1636.4 р. litres.ru В магазин >>
Amon Amarth Amon Amarth - The Pursuit Of Vikings: 25 Years In The Eye Of The Storm (2 LP) Amon Amarth Amon Amarth - The Pursuit Of Vikings: 25 Years In The Eye Of The Storm (2 LP) 2360 р. audiomania.ru В магазин >>
Michael Burchell The Great Workplace. How to Build It, How to Keep It, and Why It Matters Michael Burchell The Great Workplace. How to Build It, How to Keep It, and Why It Matters 1833.16 р. litres.ru В магазин >>
Артур Конан Дойл The Great Shadow and Other Napoleon Артур Конан Дойл The Great Shadow and Other Napoleon 0 р. litres.ru В магазин >>
Alfred Dunhill Dunhill Pursuit Alfred Dunhill Dunhill Pursuit 0 р. kocmetix.ru В магазин >>
Far From the Madding Crowd Far From the Madding Crowd 199 р. ozon.ru В магазин >>
Michael Burchell No Excuses. How You Can Turn Any Workplace into a Great One Michael Burchell No Excuses. How You Can Turn Any Workplace into a Great One 1770.2 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать книгу The Great Pursuit, автор Sharpe Tom онлайн страница 1

The Great Pursuit

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

When anyone asked Frensic why he took snuff he replied that it was because by rights he should have lived in the eighteenth century. It was, he said, the century best suited to his temperament and way of life, the age of reason, of style, of improvement and expansion and those other characteristics he so manifestly possessed. That he didn't, and happened to know that the eighteenth century hadn't either, only heightened his pleasure at his own affectation and the amazement of his audience and, by way of paradox, justified his claim to be spiritually at home with Sterne, Swift, Smollett, Richardson, Fielding and other giants of the rudimentary novel whose craft Frensic so much admired. Since he was a literary agent who despised nearly all the novels he handled so successfully, Frensic's private eighteenth century was that of Grub Street and Gin Lane and he paid homage to it by affecting an eccentricity and cynicism which earned him a useful reputation and armoured him against the literary pretensions of unsaleable authors. In short he bathed only occasionally, wore woollen vests throughout the summer, ate a great deal more than was good for him, drank port before lunch and took snuff in large quantities so that anyone wishing to deal with him had to prove their hardiness by running the gauntlet of these deplorable habits. He also arrived early for work, read every manuscript that was submitted to him, promptly returned those he couldn't sell and just as promptly sold the others and in general conducted his business with surprising efficiency. Publishers took Frensic's opinions seriously. When Frensic said a book would sell, it sold. He had a nose for a bestseller, an infallible nose.

It was, he liked to think, something he had inherited from his father, a successful wine-merchant whose own nose for a palatable claret at a popular price had paid for that expensive education which, together with Frensic's more metaphysical nose, gave him the edge over his competitors. Not that the connection between a good education and his success as a connoisseur of commercially rewarding literature was direct. He had arrived at his talent circuitously and if his admiration for the eighteenth century, while real, nevertheless concealed an inversion, it was by exactly the same process that he had arrived at his success as a literary agent.

At twenty-one he had come down from Cambridge with a second-class degree in English and the ambition to write a great novel. After a year behind the counter of his father's wine shop in Greenwich and at his desk in a room in Blackheath the 'great' had been abandoned. Three more years as an advertising copywriter and the author of a rejected novel about life behind the counter of a wine shop in Greenwich had completed the demolition of his literary ambitions. At twenty-four Frensic hadn't needed his nose to tell him he would never be a novelist. The two dozen literary agents who had refused to handle his work had said so already. On the other hand his experience of them had revealed a profession entirely to his taste. Literary agents, it was obvious, lived interesting, comfortable and thoroughly civilized lives. If they didn't write novels, they met novelists, and Frensic was still idealistic enough to imagine that this was a privilege; they spent their days reading books; they were their own masters, and if his own experience was anything to go by they showed an encouraging lack of literary perspicacity. In addition they seemed to spend a great deal of time eating and drinking and going to parties, and Frensic, whose appearance tended to limit his sensual pleasures to putting things into himself rather than into other people, was something of a gourmet. He had found his vocation.

At twenty-five he opened an office in King Street next to Covent Garden and sufficiently close to Curtis Brown, the largest literary agency in London, to occasion some profitable postal confusion, and advertised his services in the New Statesman, whose readers seemed more prone to pursue those literary ambitions he had so recently relinquished. Having done that he sat down and

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

The Great Pursuit, Шарп Том

The Great Pursuit

Книга «The Great Pursuit» автора Шарп Том оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 3.69 из 5.

Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.

В нашей онлайн библиотеке произведение The Great Pursuit можно скачать в форматах epub, fb2, pdf, txt, html или читать онлайн.

Работа Шарп Том «The Great Pursuit» принадлежит к жанрам «Иноязычная литература» и «Юмористическая проза».

Онлайн библиотека КнигоГид непременно порадует читателей текстами иностранных и российских писателей, а также гигантским выбором классических и современных произведений. Все, что Вам необходимо — это найти по аннотации, названию или автору отвечающую Вашим предпочтениям книгу и загрузить ее в удобном формате или прочитать онлайн.

Похожие книги Другие произведения автора Добавить отзыв

Скачать файл в формате

Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях. После скачивания книги и ознакомления с ее содержимым Вы должны незамедлительно ее удалить. Копируя и сохраняя текст книги, Вы принимаете на себя всю ответственность, согласно действующему законодательству об авторских и смежных правах.

Уважаемый пользователь!

Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

  • Пользовательское соглашение
© Все права защищены, НКО «KnigoGid»

Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. Портал КнигоГид не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности.

Оформить e-mail подписку на рассылку новинок и новостей портала.

Вход на сайт

Авторизация/регистрация через социальные сети в один клик:

Дорогой читатель!

Книжный Гид создавался как бесплатный книжный проект, на котором отсутствуют платные подписки и различные рекламные баннеры.

Мы хотели бы остаться тем проектом, которым Вы нас знаете – с доступными для бесплатного скачивания книгами и отсутствием рекламы. Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта.

Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием!

Источник:

knigogid.ru

Sharpe Tom

The Great Pursuit

Sharpe Tom

The Great Pursuit

  • Язык: ru
  • Формат: fb2
  • Размер: 675.61 kB
  • Жанр: старинная литература: прочее

Комментарии (0) Новости культуры

На данный момент в нашей библиотеке размещено 172 513 книг,

14 480 аудиокниг, 38 412 авторов.

Наш партнер - магазин электронных книг ЛитРес.

Приятного Вам чтения!

Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.

Источник:

e-libra.su

Книга: Дальний умысел - Том Шарп

Том Шарп: Дальний умысел The Great Pursuit Аннотация к книге "Дальний умысел"

Все началось с того, что Фредерику Френсику, неудачливому литературному агенту и несостоявшемуся писателю, прислали почтовую бандероль с рукописью. Ни имени автора, ни обратного адреса на присланном сочинении не было. На титульном листе значилось: "ДЕВСТВА РАДИ ПОМЕДЛИТЕ О МУЖЧИНЫ. РОМАН".

Так начинается умопомрачительно смешная история о поисках неизвестного автора, история, в которой будут и ожившие трупы, и безумные сыщики, и много чего другого, столь же непредсказуемого и нелепого. Не будет в ней только скуки.

Роман "Дальний умысел" считается одной из вершин в творчестве Тома Шарпа, британского писателя-юмориста.

Что почитать в январе?

Маленькая по формату, средненькая по толщине и увесистая по содержанию. Сама книга - не новинка, он 77-ого года выпуска, так что это переиздание, но у меня первого тиража не было, так что с удовольствием купила этот роскошный и очень на мой взгляд смешной ( с оговоркой - для тех, кто любит английский юмор) роман Тома Шарпа, папы Уилта. Интригу раскрывать, ессно, не буду, скажу лишь, что действие не просто развивается, оно галопирует, хотя казалось бы - роман о литературе, о том как книга.

Перевод классический. Муравьева. Так что наслаждайтесь!

Выкладываю самое начало Скрыть

Муравьёв и Шарп напоминают нам, что современная жизнь заслуживает только такого подхода. Сцена встречи Пайпера в Америке была актуальна, есть актуальна и останется таковой ещё долго, верно? Конечно, читайте, а у кого сейчас найти лучшее чувство юмора?

Книга с типичным английским юмором. Я не очень люблю такой юмор: вроде понимаешь, что ситуация смешная, а эмоций никаких не вызывает. Но, наверно, любители английского юмора по достоинству оценят эту книгу.

Где купить эту книгу? В обычном магазине или через Интернет? Заказывайте в "Лабиринте"! У нас Вы можете купить книгу дешевле, а получить быстрее, чем где бы то ни было. Часто покупатели ищут книгу, используя такие словосочетания, как: "дальний умысел". Сделать правильный выбор Вам помогут рецензии покупателей, а также дополнительные материалы: отрывки, фото и иллюстрации.

Если вы обнаружили ошибку в описании книги "Дальний умысел" (автор Том Шарп) , пишите об этом в сообщении об ошибке. Спасибо!

Источник:

www.labirint.ru

Глава 1

Глава 1

Когда Френсика спрашивали, с какой стати он нюхает табак, он объяснял, что по недосмотру судьбы родился на два столетия позже, чем ему следовало. Вот когда бы он жил-поживал да радовался: в век разума, стиля, прогресса, развития и тому подобного, самого ему, Френсику, подходящего. Ни то, ни тому подобное вовсе ему не подходило, а восемнадцатый век был вовсе не таков, и он это прекрасно знал, но тем паче восторгался и тем пуще забавлял слушателей, как бы доказывая им, что вкус к нелепице духовно роднит его со Стерном, Свифтом, Смоллеттом, Ричардсоном, Филдингом и другими гигантами — зачинателями романа, мастерами из мастеров. Сам-то он был литературный агент и огулом презирал свой ходкий бумажный товар, так что подлинное его восемнадцатое столетие помещалось на Граб-Стрит и Джин-Лейн, лондонских улочках, где ютились тогдашние писаки-поденщики: он почтительно копировал их вопиющие чудачества и показной цинизм — отпугивая таким образом бесперспективных авторов. Короче говоря, мылся он от случая к случаю, летом носил шерстяные фуфайки, ел сколько влезет, с утра пил портвейн, усердно нюхал вышеупомянутый табак; и всякому его клиенту, хочешь не хочешь, надо было применяться к этим дурным обыкновениям. Зато в контору он являлся рано, прочитывал все поступающие рукописи, тут же отсылал обратно некондиционные и немедля пристраивал прочие — вообще был на редкость деловой человек. Издатели смотрели ему в рот. Уж если Френсик предрекал, что книга пойдет, то она шла. У него был нюх на бестселлеры, сущее чутье.

Ему нравилось думать, что чутье это наследственное: отец его, оборотливый виноторговец, отлично вынюхивал дешевое, но пристойное столовое винишко и не постоял за расходами на образование сына, которое, вместе с нюхом более против отцовского изощренным, помогало Френсику обставить соперников. Правда, прямой связи между его добротным образованием и хваткой знатока доходного чтива не было. Нет, Френсик набрел на свой талант окольным путем: и как в его неподдельном восхищении восемнадцатым столетием был тайный выверт, так, не без выверта, он открыл секрет чужого литературного успеха.

В двадцать один год он вступил на жизненное поприще с оксфордской степенью магистра английской филологии и с намерением безотлагательно написать великий роман. Год он простоял за прилавком отцовского магазина в Гринвиче и просидел за письменным столом в своей комнатушке в Блэкхите — и решил, что для начала сойдет и роман не такой уж великий. Еще три года он сочинял рекламные тексты, создал дружно отвергнутый издательствами опус о жизни продавца гринвичской винной лавки и навсегда расстался с мыслью о писательстве. Когда Френсику стукнуло двадцать четыре, он и без всякого чутья понимал, что романистом ему не быть: дюжины две литературных агентов уже открестились от него с тем же приговором. Однако якшался он с ними не зря — ему очень понравилась их профессия. Жизнь у них была, это уж точно, занятная, вольготная и чрезвычайно уютная. Романов они не писали, зато имели дело с романистами (а Френсик по молодости лет усматривал в этом особую привилегию), ни от кого не зависели и, кстати, в отличие от того же Френсика, не слишком-то разбирались в литературе. Ели они и пили всласть, постоянно кого-нибудь угощали и угощались, а весьма невзрачный Френсик был обречен природою тешить беса чревоугодием, а не блудодейством — то бишь любил вкусно поесть. Словом, он нашел свое призвание.

В двадцать пять лет он открыл контору на Кинг-Стрит, рядом с овощным рынком «Ковент-Гарден» и поблизости от главнейшего лондонского литературного агентства «Кертис Браун», дабы иной раз, даст бог, воспользоваться почтовым засылом; и рекламировал свои услуги в «Нью стейтсмене», еженедельнике, читателей которого, судя по всему, особенно тянуло к литературной карьере, им, Френсиком, столь недавно отвергнутой. Затем он уселся в кресло, ожидая, пока его захлестнет поток рукописей. Ожидать пришлось долго, и только он было задумался, станет ли отец дальше платить за снятое под контору помещение, как почтальон принес сразу две бандероли. В одной из них был роман мисс Силии Туэйт со Старой Насосной Станции, что в Бишопс-Стортфорде; прилагалось письмо, сообщавшее, что «Сияние любви» — первый опыт мисс Туэйт.

Читая тошнотворную писанину, Френсик нимало не усомнился, что опыт именно первый. Это была псевдоисторическая чушь, замешенная на романтических слюнях: повествование о безнадежной любви молодого сквайра и жены отбывшего в дальний поход крестоносца, столь озабоченного целомудрием покинутой супруги, что за этой заботою явственно проступала патологическая добродетель самой мисс Туэйт. Френсик вежливо отписал, что «Сияние любви» — вещь непродажная, и отправил рукопись обратно в Бишопс-Сторт-форд.

Другая бандероль, казалось бы, принесла больше обещаний. Роман был тоже первый, назывался «Поиски утраченного детства» и принадлежал перу мистера П. Пипера, обитателя пансиона «Приморский» в Фолкстоне. Френсику роман показался прочувствованным и довольно впечатляющим. Детство у мистера Пипера было несчастливое, однако же своих малосимпатичных родителей он выписал донельзя тщательно, живо изобразив свои отроческие годы в Ист-Финчли. Френсик тут же переслал роман в издательство «Джонатан Кейп» и сообщил мистеру Пиперу, что предвидится выгодная сделка и хорошая пресса. Он ошибся. «Кейп» книгу не взял. «Бодли Хед» — тоже. Не взял и «Коллинз». Вообще все лондонские издательства отвергли ее — с комментариями от полупочтительных до издевательских. Френсик осторожно оповестил об этом Пипера и вступил с ним в переписку касательно изменения текста навстречу редакторским пожеланиям.

Не успел он оправиться от этой оплеухи, как получил другую, куда более увесистую. Журнал «Букселлер» без лишних слов сообщил, что первый роман мисс Силии Туэйт «Сияние любви» издательство «Коллинз» купило за пятьдесят тысяч фунтов, а издатели в Америке — за четверть миллиона долларов, и мисс Силия почти наверняка получит Памятный Приз имени Жоржетты Хейер[1] — за историческую романтику. Френсик недоверчиво перечел скупые журнальные строки — и переменил подход к литературе.

Если издатели готовы были платить такие деньги за чувствительную белиберду, оскорбляющую его, Френсика, образованный вкус, стало быть, все суждения о задачах современного романа, почерпнутые из книг Ф. Р. Ливиса[2] и непосредственно от своей научной руководительницы доктора Сидни Лаут, в денежно-издательском мире — совершеннейший вздор и вдобавок очень опасны для его посреднической карьеры.

Постигнутый этим откровением, Френсик в корне переиначил свои взгляды. Способы оценки остались прежними, но перевернулись вверх тормашками. Всякий роман, сколько-нибудь отвечавший требованиям, предъявляемым Ф. Р. Ливисом в его «Великой традиции» и предписанным мисс Сидни Лаут в монографии «Нравственный роман», Френсик с порога отвергал как издания не заслуживающий; зато сочинения, которые для его учителей были ниже всякой критики, он проталкивал в печать всеми силами. Такие-то суждения навыворот и принесли ему успех. К тридцати годам он стяжал у издателей завидную славу; он рекомендовал только выгодные книги. Роман после Френсика не надо было дорабатывать и можно было почти не редактировать. В нем было ровно восемьдесят тысяч слов; на исторический сюжет, учитывая прожорливость любознательных читателей, давалось сто пятьдесят тысяч. Начиналась книга эффектно, продолжалась еще эффектнее и заканчивалась эффектом сногсшибательным. Короче, в романе имелось все, что надо читающей публике.

Но если от Френсика к издателям романы поступали почти готовенькие, то это потому, что рукописи чающих публикации авторов редко миновали его досмотр, не преобразившись. Распознав секрет успеха по «Сиянию любви», он требовал одного и того же от всякой книги, и одна получалась не хуже другой, как пудинги или коктейли: секс и кровь, забористый сюжет, любовные перипетии, загадки и тайны, а в придачу еще намек на значительность, на культурный вклад. Этого как бы намека на значительность Френсик добивался во что бы то ни стало. За это почтенные газеты удостаивали книгу благосклонного отзыва, и читателям казалось, будто они совершают некое паломничество и преклоняются перед чем-то эдаким, пусть и не очень понятным. Такою смутной многозначительностью Френсик приманивал изрядно потребителей, презирающих бездуховное чтиво. Он всегда требовал какой-никакой существенности, которую вообще-то числил, вместе с глубинным проникновением, по убыточному разряду; но губительна для книги она была лишь в больших дозах, как фунт мышьяку в кастрюле бульона — гомеопатическая же кроха существенности лишь возбуждала читательский аппетит.

Возбуждала его как могла и Соня Футл, распорядительница заграничными сделками. Раньше она работала в нью-йоркском агентстве и по-американски деловито наладила бесценные контакты с заокеанскими издателями. А рынком США пренебрегать не приходилось. Там и распродавали шире, и платили с продажи больше, и книжные клубы заказывали баснословные тиражи. Расширяя коммерческий охват, Соня Футл сама раздалась в три обхвата, так что о замужестве ее и речи не могло быть. Именно это, помимо всего прочего, побудило Френсика сменить титул агентства на «Френсик и Футл» и сделать Соню полноправной спутницей жизни своих авторов. Кстати же, она обожала книги о сложности человеческих взаимоотношений, каковой сложности Френсик терпеть не мог. Он взял себе материал попроще: боевики, детективы, секс без романтики, историческую стряпню без секса, студенческие катавасии, научную фантастику и всякую всячину. Соне Футл достались романтический секс, историческая романтика, женское и негритянское освобожденчество, переходный возраст, сложности в личных отношениях и книги о животных. Животные были у нее в особом фаворе, и Френсик, которому однажды едва не откусил палец прототип главной героини «Чаепития с выдрами», испытывал по этому поводу превеликое облегчение. Он бы, пожалуй, спровадил ей и Пипера, но тот раз и навсегда прилип к Френсику, единственному хоть как-то ободрившему его агенту, и Френсик, чей успех был перевертышем злополучия Пипера, смирился с мыслью о том, что от него не отделаться, как и Пипер никогда не отделается от разнесчастных «Поисков утраченного детства».

Раз в год являлся он в Лондон со свежей версией своего романа, и Френсик вел его обедать, объясняя, почему не годится именно эта версия, — а Пипер возражал, что подлинно великий роман выводит подлинных людей в подлинных ситуациях и должен противостоять канонам коммерческой беллетристки. Расставались они, впрочем, по-дружески: Френсик — восхищаясь нечеловеческим упорством своего подопечного, а Пипер — намереваясь начать роман заново, в другом пансионе другого приморского города, и опять разыскивать свое утраченное детство. Так, год за годом, роман перекраивался, а стиль видоизменялся согласно очередному образцу Пипера. Тут уж Френсику некого было винить, кроме себя. На заре их знакомства он опрометчиво посоветовал Пиперу штудировать «Нравственный роман» мисс Лаут, и между тем как сам он познал на опыте гибельность ее литературных воззрений для всякого нынешнего романиста, Пипер эти воззрения усвоил. Благодаря мисс Лаут «Поиски утраченного детства» были переписаны под Лоуренса, потом под Генри Джеймса; Джеймса оттеснил Конрад, Конрада — Джордж Элиот; была версия диккенсовская, была даже а-ля Томас Вулф; а в некое лето написалась, страшно сказать, и фолкнеровская. И в каждой версии маячила на заднем плане фигура отца, изнывала несчастная мать, и в боренье достигал половой зрелости сам застенчивый юный Пипер. Он изощрялся в переимчивости; однако же откровения его по-прежнему были пустяковыми, а действия в книге не прибавлялось. Френсик махнул на него рукой, но отталкивать не стал. Соня Футл никак не могла его понять.

— Зачем тебе это надо? — спрашивала она. — Толку от него ни на грош, а обеды, между прочим, денег стоят.

— Он — мое memento mori[3], — загадочно отвечал Френсик, имея при этом в виду, что Пипер — живой труп того юного и целеустремленного романиста, каким некогда был он сам, и попрание литературных идеалов которого обеспечивает репутацию фирмы «Френсик и Футл».

Однако Пиперу был отведен лишь один искупительный день года; в прочие триста шестьдесят четыре Френсик соединял приятное с полезным. У него был прекрасный аппетит и отличная печень, а отец отпускал ему со скидкой отличные вина, так что угощать он мог на славу: в издательском мире преимущество несравненное. Другие агенты уходили с деловых обедов покачиваясь и не слышали, какие романы обсуждаются, покупаются и публикуются, а Френсик ел себе и ел, пил да пил, превознося ad nauseam[4] свой читкий товар и хвастаясь «находками». Среди оных был некто Джеймс Джеймсфорт, чьи романы имели такой потрясающий успех, что он скрывался от подоходного налога в алкогольном тумане за пределами Англии.

Это нетрезвое петляние Джеймсфорта из одного прибежища в другое кончилось тем, что в один прекрасный день Френсик предстал как свидетель перед Королевской скамьей Высокого суда правосудия по делу о клевете, возбужденном миссис Дездемоной Хамберсон против Джеймса Джеймсфорта, автора книги «Клешни вдовы», и «Пултни Пресс» — издательства, эту книгу опубликовавшего. Френсик свидетельствовал битых два часа и сошел в зал, пошатываясь.

Источник:

librolife.ru

The Great Pursuit в городе Иваново

В данном интернет каталоге вы можете найти The Great Pursuit по разумной цене, сравнить цены, а также изучить иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город России, например: Иваново, Томск, Чебоксары.