Книжный каталог

Далеко ли до счастья. Рассказы и повесть

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Рассказы и повесть, вошедшие в эту книгу, читаются на одном дыхании. Автор талантливо, с почитанием и бесконечной любовью рисует образы знакомых ей не понаслышке людей. Живые характеры, доброта и тепло человеческой души, прошедшей нелегкие испытания, которые выпали на долю поколения героев этих произведений, - отличи­тельные особенности творчества Валентины Астапенко. Составитель: Чернухина Д.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Валентина Астапенко Далеко ли до счастья Валентина Астапенко Далеко ли до счастья 49.9 р. litres.ru В магазин >>
Агурбаш О. Для полного счастья: повесть и рассказы Агурбаш О. Для полного счастья: повесть и рассказы 380 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Виктория Токарева Гладкое личико Виктория Токарева Гладкое личико 98 р. ozon.ru В магазин >>
Виктория Токарева Гладкое личико Виктория Токарева Гладкое личико 102 р. book24.ru В магазин >>
Константин «Че» Бунин Скрипт №? Повесть, рассказы Константин «Че» Бунин Скрипт №? Повесть, рассказы 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Валерий МИТ Дым на фоне звёзд. Повесть «Мгновение счастья». Рассказы Валерий МИТ Дым на фоне звёзд. Повесть «Мгновение счастья». Рассказы 180 р. litres.ru В магазин >>
Елизавета Лютова Колокольный звон. Повесть Елизавета Лютова Колокольный звон. Повесть 400 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Глава из повести Далеко ли до счастья (Валентина Астапенко)

Глава из повести Далеко ли до счастья

Далеко ли до счастья

… Не думал-не гадал Никита, а всё образовалось как нельзя лучше. Словно в воду глядел Яков Васильевич. Сосватали Настю Гаврилову по старинному обычаю. Повенчали молодых после Пасхи, «в аккурат на Красну горку». (1)

Долгонько потом бурлила деревня, перемывая косточки не только Никиты-переселенца и Насти, но и самих хозяев, и каждого гостя порознь. Известное дело: всякую свадьбу три дня хвалят, да три дня хают.

Бывало, соберутся бабы, как всегда, у избы бабки Зины, ожидаючи скотину с пастьбы, и вот уж слушают, и вот уж слушают, что она им в уши вливает. Коровы мычат, мотают головами, отряхивая мошку, телята тычутся мордами в колени хозяйкам, домой просятся, гремят ботала и тоненько звенят колокольчики.

1 – Самый популярный день для венчания в дореволюционной России

- А как же иначе-то?! Али запамятовали, кто Хросиных деток уберёг? Зимой-то етой? – вовремя напомнила старуха Матрёна.

- Было дело, чо и говорить…

- Не приведи, Господь…

… И то правда: что было, то было. Случилось это перед сочельником. У Верхозиных забили скотину, и Яков Васильевич почти за месяц до Рождества Христова уехал торговать мясом в город. Там жили родственники жены. Оттого и два дела можно было справить враз: деньжат выручить за торговлю, а заодно и проведать родню.

Только проводили хозяина, как на другой день свалилась Малашка. До этого всё жаловалась на горлышко, а тут вдруг ночью начался у неё жар. Позвала Ефросинья старуху Матрёну, потому как была Матрёна не только хорошей повитухой, но и местной знахаркой. Какая болезнь ни прилепится к людям, бегут к «бабке». Кому помогало её лечение, говаривали: «Слава Богу!», ну, а если – нет, так: «На всё воля Божья!»

Что только ни делала Матрёна: и травами поила, и золу горячую прикладывала к горлу – всё-то без толку. Отекла Малашенька, совсем недвижимой стала.

- Ты вот чо, Ехросиньюшка, замачивай-ка овёс на кисель, чтобы к поминкам приспел. Ох-ох-ох… - горько завздыхала «бабка» и, не прощаясь, ушла.

Ефросинья, осунувшаяся, почерневшая за эти дни, безжизненно опустилась на лавку и словно окаменела. Анисим пал на колени перед матерью, подошла Нютка, и они уткнулись в её обвисшую сухую грудь, как кутята.

Никиту внезапно осенило. Он погладил шершавую руку хозяйки и чуть не закричал:

- Ехросинья Авдеевна, я где-то краем уха слыхал: в соседней деревне Ивановке живёт сосланный поляк, пан дохтур. К нему надоть.

Она, вернувшись из забытья, посмотрела на Никиту невидящим взором; и вдруг забились в её больших серых глазах живые огоньки.

- И то правда… Есть такой… Никак, зовут его Станислав Гумовский али Гурмовский… Но это ж далёко отсель… Вёрст, поди, пять будет…

- А ежли напрямки, через Крюковку? – предложил Анисим, утирая глаза рукавом.

- Да с версту будет, не боле.

- Дак чо тута-ка и думать?! - подскочил Никита, словно ужаленный, и твёрдо сказал: - Надоть идти. Анисим, ты знашь дорогу в Ивановку?

- А то как же ?! С тятькой много раз туды ходили.

- Сбирайся. Чо время-то здря проводить, - и Никита не мешкая стал одеваться.

- Не завтракамши? Хошь чаю попейте, - засуетилась Ефросинья.

-_Некогды. Мы однем духом возвернёмся. Торопись, Анисим!

… Скорым шагом добрались они до речки. Вчерашняя метель припорошила, припрятала протоптанную дорожку, а некоторые места чисто вылизала, точно добросовестная хозяйка. Кое-где виднелись ледяные кочки. Солнечные лучи, падая на белоснежный покров, отражались от него и слепили глаза. Шли наугад, прикрывая нос от щипков лютого мороза овчинными рукавицами.

«Господи, помилуй… Спаси и сохрани младеницу Маланию… - не переставая молился Никита, еле поспевая за Анисимом. Ещё несколько шагов – и берег.

Вдруг Анисим пронзительно взвизгнул и провалился в полынью по самые рёбра. Он судорожно стал хвататься за ледяную кромку, но та с хрустом обламывалась, не давая ему выбраться. Никита на мгновение замер, словно разбитый столбняком, потом, сбросив рукавицы, лёг на лёд и стал осторожно подбираться к подростку.

- Не спеши, ухвати мою руку и потихоньку выбирайся, - Никита пытался говорить спокойно, хотя его трясло едва ли не сильнее, чем Анисима.

Парнишка, перепуганный, сначала словно облитый кипятком, а потом прозябший до костей, наконец выбрался из полыньи. Никита, как смог, отжал мокрые полы овчинного тулупа, снял с Анисима катанки, вылил воду и переобулся в них, (благо, что нога его не богатырская!), отдал парнишке свои, сухие; надел на иссиня-багровые руки подростка свои рукавицы. Ресницы Анисима покрылись инеем. В глазах ещё метался страх.

- Вот и молодцом! Таперь я пойду вперёд, а ты не отставай. Надоть обойти полынью, чтобы снова не угодить в воду. Ах, как омманулись мы!

Ступили на берег. Куда шагать дальше? На удачу встретили какого-то угрюмого мужика, идущего к реке.

- Скажи, добрый человек, где изба пана дохтура?

Тот молчком указал на большой добротный дом, который выгодно выделялся среди неказистых избёнок, хмуро глядевших маленькими оконцами из-под засыпанных снегом крыш.

Постучали в ворота. Неистово загавкали собаки. Послышался мужской голос:

- Мы из Молчалина. До пана дохтура мы.

Вышел сам пан Станислав, седовласый муж в накинутом на плечи тулупе. Как глянул на них, закоченевших, в обледенелой одёже, так и передёрнуло всего:

- Ой, Матко Божа! Промьёрзли ж вы, рэбьятки… Прошам до хаты… Да цыц вы! - прикрикнул он на собак и загнал их в конуру.

Еле шевеля одеревеневшим языком, за обоих поздоровался Никита. Анисим так дрожал, что было слышно, как стучали зубы.

В распахнутую дверь вкусно пахнуло свежеиспечённым. Хозяйка таскала из печи на лопате румяные калачи и клала их на стол. Взглянув на гостей, невольно опустила лопату, отставила её в сторонку; заохала, запричитала, пытаясь стащить с Анисима вставший коробом тулуп:

- Ах, детушки, и куды вас понесло об эту пору? Нечто случилося чо?

Сразу стало понятно, что она не пани, а простая деревенская баба, каких полно в Молчалино.

Муж, помогая ей, тоже спросил:

- Зачэм вы пшишли до мне?

- Помирает сестра у него, - уныло пояснил Никита, кивнув на Анисима. И вдруг воскликнул горячо: – Христом Богом просим, помогите! Сделайте милость… Век будем молить Бога за Вас! Пойдёмте скорее, пан дохтур!

- На то ест воля Божа, будет она здрова, нэт, а вы доужны согрэтца, просохнучь.

Анисима переодели в сухое, стали оттирать самогоном. Слёзы градом сыпались из его глаз; так ломило каждую косточку, моченьки не было терпеть.

Отпоили парней горячим травяным чаем. Ребята разглядели жену пана Станислава. На лицо она красивая, но малорослая и слишком грузная, много моложе его. Пан доктор, напротив, был высоким, статным, и не портили его даже орлиный нос и клочковатые брови. А неторопливый приятный польский говор действовал удивительно успокаивающе.

- Угошчайчэсь, хвопцы, - пригласил пан Станислав. Плеснул в два гранёных стакана водки с перцем, чтобы согреться нежданным гостям изнутри.

- Вожмичэ, браточки… вудка фабрычна, пэршый сорт… станэт чэплей.

Никита отрицательно замотал головой. Доктор насильно заставил их выпить и закусить ядрёными груздочками и хрустящими огурчиками. Хозяйка подала горячие калачи:

Из горницы выглядывали любопытные ребятишки. Но вот они зашушукали, захихикали. Пан Станислав, повернувшись к ним, нахмурил сердито брови и приставил палец к губам: молчите, мол! Дети притихли.

Анисима укутали в козью доху, усадили около печки. Парень сомлел, прикрыл глаза и задремал. Доктор запряг коня, усадил ребят в сани, и по хорошему санному пути они к вечеру домчались до Молчалино.

Ефросинья уж все глазоньки проглядела, ожидаючи. Забрехали собаки. «Так и есть, дохтур приехал!» - обрадовалась она.

- Дзень добры! – поздоровался пан Станислав. – Гджэ джэвочка?

Ефросинья поклоном ответила на приветствие и кивком головы указала на русскую печь. Согревшись, доктор поднялся на ступеньку лесенки, ведущей наверх. Осветив больную фонарём, в ужасе вскрикнул:

- Матко Божа! Пчэму вы до мне не пшишли зараз?

- Дак… я бабку Матрёну звала, она понимат в болезтях, - угрюмо оправдывалась Ефросинья.

- «Бабку»! – грубо передразнил её пан Станислав и, сердито сдвинув брови, осуждающе произнёс: - Людзи гвупи!

Никита помог доктору спустить безжизненное тельце Малашеньки. Осмотрев девочку, пан Станислав понуро пожевал губами:

- Жауко, никак помочь… Диф-тэ-э-рит! – Он выпрямился и махнул рукой: - Помжэт она… Жичь не буджэт…

Доктор сел на лавку, в расстройстве обхватив свою голову, и так, в оцепенении, молчал. Ефросинья не утерпела, завыла, как волчица, потерявшая своего щенка. В другом углу жалобно заскулила Нютка. Тут пан Станислав заговорил неуверенно, будто рассуждая вслух скорее для себя:

- Ест едын спосуб… Дайчэ рыбэ… ржаваю, сольона… Воды не давачь… Быу едын хвопчык, ктурого я так… лэчил, тылько эта мэтода домова…

Как только Никита услышал эти слова, подхватился, засобирался:

- Ехросинья Авдеевна, дозвольте, я в лавку сбегаю!

- Чо ж, иди к Прохору Вакееву с поклоном… Хошь и не жалует он нас, сходи всё же, - сквозь слёзы вымолвила она.

Достала хозяйка четверть самогона; аккуратно обтерев её фартуком, подала Никите и приложила ещё денег.

Пан Станислав засобирался домой.

- Да куды ж Вы на ночь-то глядя, пан дохтур? На дворе уж тёмно, оставайтесь до завтрева. Не побрезгуйте, откушайте водочки с солёными огурчиками. Счас я и ужин сготовлю, - стала уговаривать хозяйка.

Вскорости Никита принёс три солёных селёдки. Малашка как увидела рыбу, замычала, показывая на неё умоляющим взглядом, мол, дайте! Проглотила кусочек, попросила ещё. Наелась. Пить не захотела.

Ефросинья глядит на дочку и думает: «Пущай Малашенька перед смертушкой поест, чего душа требует».

Все домашние и Никита опустились на колени под образа молиться. Доктор отошёл в сторонку, достал католическую иконку, книжку и тоже стал молиться по-своему:

- ЩЬВЕНТА МАРЫЁ, МАТКО БОЖА, МУДЛЕЩЭ ЗА НАМИ, ГЖЕШНЫМИ, ТЭРАЗ И В ГОДЗИНЕ ЩМЕРЧИ НАШЕЙ. АМЭН… (1)

Послушала Ефросинья молитву пана Станислава и стала корить себя: «И пошто я его позвала, он ить другой веры? Господи, прости и помилуй!»

Обессиленная в конец, крепко заснула. Ночью будто кто толкнул её в бок. Хотела подняться, видит: Никита около Маланьи, молитву творит, осеняя её Крестным знамением. Мешать не стала, прикрыла глаза.

Утром чуть свет первой поднялась хозяйка и сразу - к больной. А она, детонька, лежит розовенькая, отёки спали, глазки чистенькие, лежит и в носу ковыряет. Подошёл доктор, поглядел на ребёнка и, счастливо улыбаясь, сказал:

- И жИва, и здрова! Жичь будзешь, пташино. Ешчэ рыбэ давайче. Воды не надо.

Ефросинья принесла узелочек с деньгами, с низким поклоном подала пану Станиславу. Тот брезгливо оттолкнул узелок.

- Бронь, Божэ! Нэма за цо. То ест ласка Божа!

С аппетитом позавтракав, доктор тепло попрощался:

- Джэнькуэ… благодарью. До видзэня!

Провожая доктора, Ефросинья дала себе зарок: «Кажин день буду поминать в молитвах пана Станислава!»

И только он из ворот – подъехал хозяин. Никита не успел ещё в избу войти, как пришлось ворочаться.

- Здоров, Микита! – громко окликнул его Яков Васильевич.

Но парень, пряча глаза, непривычно глухо ответил на приветствие. Взял коня под уздцы и стал ласково оглаживать его красиво посаженную голову и широкую грудь, седые от инея.

- Чо-то не больно ты словоохотлив сёдни. Може… чо случилося?- затревожился Яков Васильевич. – Ето чьи сани-то тольки отъехали?

Выручила Ефросинья, выскочившая из избы, тем избавив работника от тяжёлых объяснений. С лёгкостью вздохнув, повел Никита распрягать Карьку.

- Мы ить чуть не похоронили Малашеньку… Захворала она, как тольки тебя проводили. Да и Аниська в полынью угодил: за дохтуром бегали в Ивановку. Слава Богу, Микита и сына нашего уберёг, и дочушку с того света возвернул, - взволнованно поведала жена о бедах, которые нежданно обрушились на неё после отъезда мужа.

Яков Васильевич затрясся весь, словно его лихоманка взяла, и заторопился в избу, на ходу проронив:

- Так я и думал. Вчерась не даром сон видел… нехороший… к большой беде.

1 – Святая Мария, Матерь Божья, молись о нас, грешных, ныне и в час нашей смерти. Аминь.

- Думал, сердце остановится… Слава Те, Господи! – промолвил Яков Васильевич, тяжело поднялся и прошёл в горницу. Он достал из тайника хорошей работы шкатулку и, держа её в дрожащих руках, осипшим голосом позвал:

- Ехросинья! Кликни Микиту… Пущай все идут сюды… да поскорей!

Вошёл запыхавшийся работник, затеребил в руках барашковую шапку, спросил:

- Звали, Яков Василич?

- Вот, Микитушка, доржи!

- Царски емпериалы, настояшше золото… Копил девкам на приданое и сыновьям, чтоб обжиться… Бери, надолго хватит. Да у тя… как-никак свадьба не за горами, пригодятся.

Никита отчаянно замахал руками, будто прогоняя страшное наваждение.

- Бог с Вами, Яков Василич, за каку таку велику службу?

- За ребят моих, что не оставил их на погубление.

- Да Вы чо?! Да за ето рази берут деньги?! Не по-человечьи ето… Да како золото? Я его в жисть не имел… Оно мне и не надоть вовсе, - запротестовал парень.

- Уважь, возьми, говорю, ради Христа! – настаивал хозяин.

- Нет! – отрезал Никита и хотел пойти вон.

- Погодь, не настырничай ты… Ну, не хошь червонно золото, тогды… - Он поднял руку и, указывая на своих домочадцев по очереди, твёрдо, словно припечатывая каждое слово, закончил: - тогды. вот те - мать, вот те - отец, вот те - брат, а вот те - сёстра.

- Спаси Бог… - смущённо прошептал Никита и не сумел обуздать нахлынувшие валом чувства: затуманились его «голубые звёзды». Рванулся он к Якову Васильевичу, и неуклюже ткнулась его головушка в грудь, ходящую ходуном.

- Вот ить я Анисье скока раз уж намекала: гляди, не проморгай свой случАй. Такого жаниха упустить! А далёко ли было до счастья-то? – от всей души жалела старуха Матрёна вдовушку.

- Чо ни говори, бабы, а одно слово, всем свальбам – свальба! – подытожила бабка Зина долгие пересуды.

Источник:

www.proza.ru

Книга: Астапенко Валентина

Книга: Астапенко Валентина «Далеко ли до счастья. Рассказы и повесть»

Производитель: "Интернациональный Союз писателей"

Рассказы и повесть, вошедшие в эту книгу, читаются на одном дыхании. Автор талантливо, с почитанием и бесконечной любовью рисует образы знакомых ей не понаслышке людей. Живые характеры, доброта и тепло человеческой души, прошедшей нелегкие испытания, которые выпали на долю поколения героев этих произведений, - отличи&173;тельные особенности творчества Валентины Астапенко. ISBN:978-5-906829-72-6

Издательство: "Интернациональный Союз писателей" (2016)

Другие книги схожей тематики: См. также в других словарях:

Пушкин, Александр Сергеевич — — родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова; умер 29 января 1837 г. в Петербурге. Со стороны отца Пушкин принадлежал к старинному дворянскому роду, происходившему, по сказанию родословных, от выходца "из… … Большая биографическая энциклопедия

Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… … Литературная энциклопедия

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика — РСФСР. I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… … Большая советская энциклопедия

Белинский, Виссарион Григорьевич — — родился 30 мая 1811 года в недавно присоединенном к России Свеаборге, где его отец, Григорий Никифорович, служил младшим лекарем флотского экипажа. Фамилию свою Григорий Никифорович получил при поступлении в семинарию от своего учебного… … Большая биографическая энциклопедия

Немецкая литература — Литература эпохи феодализма. VIII X века. XI XII века. XII XIII века. XIII XV века. Библиография. Литература эпохи разложения феодализма. I. От Реформации до 30 летней войны (конец XV XVI вв.). II От 30 летней войны до раннего Просвещения (XVII в … Литературная энциклопедия

Толстой, граф Лев Николаевич — знаменитый писатель, достигший еще небывалой в истории литературы XIX в. славы. В его лице могущественно соединились великий художник с великим моралистом. Личная жизнь Т., его стойкость, неутомимость, отзывчивость, одушевление в отстаивании… … Большая биографическая энциклопедия

Достоевский, Федор Михайлови — писатель, родился 30 октября 1821 г. в Москве, умер 29 января 1881 г., в Петербурге. Отец его, Михаил Андреевич, женатый на дочери купца, Марье Федоровне Нечаевой, занимал место штаб лекаря в Мариинской больнице для бедных. Занятый в больнице и… … Большая биографическая энциклопедия

Герцен, Александр Иванович — — родился 25 го марта 1812 г. в Москве. Он был внебрачным сыном родовитого московского помещика Ивана Алексеевича Яковлева. Последний принадлежал к тому поколению, которое Г. впоследствии называл "иностранцами дома, иностранцами в… … Большая биографическая энциклопедия

Тургенев, Иван Сергеевич — знаменитый писатель. Род. 28 октября 1818 г. в Орле. Трудно представить себе большую противоположность, чем общий духовный облик Т. и та среда, из которой он непосредственно вышел. Отец его Сергей Николаевич, отставной полковник кирасир, был… … Большая биографическая энциклопедия

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, РСФСР (народное образование и культурно-просветительные учреждения) — VIII. Народное образование и культурно просветительные учреждения = История народного образования на территории РСФСР уходит в глубокую древность. В Киевской Руси элементарная грамотность была распространена среди разных слоев населения, о чём… … Большая советская энциклопедия

Ростопчин, граф Феодор Васильевич — — обер камергер, Главнокомандующий Москвы в 1812—1814 гг., член Государственного Совета. Род Ростопчиных родоначальником своим считает прямого потомка великого монгольского завоевателя Чингисхана — Бориса Давидовича Ростопчу,… … Большая биографическая энциклопедия

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Далеко ли до счастья - скачать книгу автора Астапенко Валентина fb2 бесплатно без регистрации или читать книгу онлайн

«Далеко ли до счастья» (Астапенко В.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Рассказы и повесть, вошедшие в эту книгу, читаются на одном дыхании. Автор талантливо, с почитанием и бесконечной любовью рисует образы знакомых ей не понаслышке людей. Живые характеры, доброта и тепло человеческой души, прошедшей нелегкие испытания, которые выпали на долю поколения героев этих произведений, – отличительные особенности творчества Валентины Астапенко.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Бумажные книги

Далеко ли до счастья. Рассказы и повесть Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Представьте себе: Чикаго, преуспевающее рекламное агентство, вы идете по коридору, а вам навстречу улыбающийся сотрудник с аккуратно вырезанной на футболке дырой. Вы идете дальше, и вдруг некто в костюме клоуна стреляет вам в сердце из пистолета. Понарошку, конечно, не пулями, а красящими шариками для пейнтбола, но вас-то он об этом не предупредил. Вот такая обстановка в этом романе. В общем-то, оно и понятно — чтобы окончательно не свихнуться среди стандартных стеклянных клеток современной американской фабрики по производству рекламных ценностей, нужно или изначально быть психом, или умело таким прикидываться. Об этом и повествует замечательный роман молодого американца Джошуа Ферриса, который другой американец, небезызвестный нам Стивен Кинг, по абсурдности ситуаций сравнил с «Уловкой-22» Джозефа Хеллера, и был абсолютно прав.

  • In this searing and surprising memoir, Samantha Geimer, the girl at the center of the infamous Roman Polanski sexual assault case, breaks a virtual thirty-five-year silence to tell her story and reflect on the events of that day and their lifelong repercussions.

    March 1977, Southern California. Roman Polanski drives a rented Mercedes along Mulholland Drive to Jack Nicholson’s house. Sitting next to him is an aspiring actress, Samantha Geimer, recently arrived from York, Pennsylvania. She is thirteen years old. The undisputed facts of what happened in the following hours appear in the court record: Polanski spent hours taking pictures of Samantha—on a deck overlooking the Hollywood Hills, on a kitchen counter, topless in a Jacuzzi. Wine and Quaaludes were consumed, balance and innocence were lost, and a young girl’s life was altered forever—eternally cast as a background player in her own story.

    For months on end, the Polanski case dominated the media in the United States and abroad. But even with the extensive coverage, much about that day—and the girl at the center of it all—remains a mystery. Just about everyone had an opinion about the renowned director and the girl he was accused of drugging and raping. Who was the predator? Who was the prey? Was the girl an innocent victim or a cunning Lolita artfully directed by her ambitious stage mother? How could the criminal justice system have failed all the parties concerned in such a spectacular fashion? Once Polanski fled the country, what became of Samantha, the young girl forever associated with one of Hollywood’s most notorious episodes? Samantha, as much as Polanski, has been a fugitive since the events of that night more than thirty years ago.

    Taking us far beyond the headlines, The Girl reveals a thirteen-year-old who was simultaneously wise beyond her years and yet terribly vulnerable. By telling her story in full for the first time, Samantha reclaims her identity, and indelibly proves that it is possible to move forward from victim to survivor, from confusion to certainty, from shame to strength.

  • Кем был Константин Эдуардович Циолковской? Скромным учителем из Калуги, который смешил окружающих своими чудачествами, любил ездить на коньках с помощью зонта, стриг у себя на крыльце ребятишек со всей улицы и запускал для них воздушных змеев? Это всё так, но главное — он был гениальным учёным. Более ста лет назад он придумал ракету, которая открыла людям путь к звёздам.

  • Долг. Честь. Верность.

    Никто из них, принявших первый бой еще не начавшейся межгалактической войны, не произносил этих слов. Они сами были ими…

    Долгом! Честью! Верностью!

    Они сами шли в самую гущу событий, зная, что такое страх, но отказываясь от него в пользу будущего, за которое готовы были отдать свои жизни.

    Они сами становились клятвами, в которых звучало: «Только вперед!», зная, что когда придет час, рядом с ними встанут другие, чтобы пройти этот путь боли и потерь до конца.

    Они шли… Не оглядываясь… Не задаваясь вопросом: «Почему именно они?»

    Шли, следуя за своим капитаном.

    Лидер-капитаном группы «Ворош», Натальей Орловой.

    За капитаном, имя которому было… НЕИЗБЕЖНОСТЬ!

  • It is winter 1943 and the once victorious armies of the Third Reich are on the retreat, burning, slaughtering and destroying everything in their path.

    Under the command of Captain Josef Kleiser, an SS unit massacres the villagers of Prokev.

    But seventeen-year-old Anatole Boniak survives, and taking refuge in the hills, he conceives a deep and brooding hatred for the SS Captain.

    It is an obsession that will end in a violent confrontation and colour the Russian snows with the crimson stain of blood.

  • Народную артыстку Стэфанію Міхайлаўну Станюту ведаюць і любяць не толькі ў нашай рэспублщы, але і за яе межамі. Яна адна са старэйшых майстроў сцэны Беларускага дзяржаўнага акадэмічнага тэатра імя Янкі Купалы. За яе плячамі дзесяткі сыграных роляў у тэатры і кіно. Агромністы сцэнічны вопыт, доўгае, цікава пражытае жыццё. Якім яно было? Чым насычанае? Што хвалюе актрысу сягоння? Што засталося няспраўджаным, як міраж? Аб гэтым і шмат іншым расказаае ў невялікіх зарысоўках і дыялогах з маці пісьменнік Аляксандр Станюта.

    Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

    Мужской и женский взгляд на настоящую любовь между 36 летним мужчиной и 20 летней девушкой Хотели разницу в возрасте?:) Это ещё не все. Главные герои "Скандального романа" - Алекс ДЖордан и Лана МейсонКазалось бы эти двое никогда не должны были встретиться. Алекс - популярный автор и сценарист, за плечами которого ни один успешный проект и мировая слава. Лана - обычная студентка Колумбийского университета, которая только делает первые шаги на писательском поприще Один взгляд. Случайное столкновение. События, которых невозможно было избежать, привели их необычному для себя обоих эксперименту - соавторству между преподавателем и его прилежной ученицей И это эксперимент приводит. к Скандальному роману, на фоне поражающего воображение Рождественского Нью-Йорка Почувствуй Новогоднюю атмосферу.

  • Кто-то, сидя за книжками, с детства грезил о сражениях и подвигах… Кто-то бессонными ночами хотел сделать великое открытие и стать Нобелевским лауреатом… Кто-то, лежа на солдатской койке после отбоя, мечтал стать генералом… Если ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя, – так говорил Ницше. И если шутить со Временем, то и Время может подшутить над тобой… Их мечты сбылись. В другом месте и в другое время. Но есть одно «но» – идет Война… Неизвестная, о которой мало говорили и еще меньше вспоминали… Первая… Мировая… Мясорубка… И неважно, как в данный момент Времени называется Страна, которой ты присягал. Ты будешь ее защищать от врагов. И внешних, и внутренних…

  • Фиона в лесу не одна.

    Когда во время одной из полевых экспедиций она сталкивается с загадочным хищником, у нее остается лишь одна надежда на спасение — таинственный человек по имени Лэндон, проживающий в горах вдалеке от людей.

    Оказавшись с ним наедине в его доме, Фиона чувствует к нему непреодолимое влечение. Вопреки всем запретам она поддается желанию, но тогда выясняет, что Лэндон — не человек, а некто опасный, о ком пишут в страшных сказках.

    Фиона попала в руки своего преследователя или же убегает от единственного человека, способного ее спасти?

  • Царевич Дмитрий не умер! Он каким-то чудом перенесся в начало XXI века, вырос в богатой приемной семье, получил отличное техническое образование в МГТУ имени Баумана. И уже готовился прожить спокойную сытую жизнь, наслаждаясь всеми благами цивилизации, но случай бросил его в самую пучину гражданской войны, известной потомкам как Смутное время.

    Оказавшись в самой гуще событий, Дмитрий не посрамил своего отца – Ивана Грозного! Вернул престол после смерти Бориса Годунова, провел масштабные военные реформы, вырезал боярскую оппозицию, разгромил польских и шведских интервентов, попутно захватив Ливонию и отстояв Смоленск.

    Что ждет его дальше? Уничтожение Речи Посполитой? Захват Крыма и Малороссии? А может, сразу десант в Стамбул?

    Лжедмитрий? Да. Но это совсем другой Лжедмитрий.

  • Каждая девушка мечтает о принце на белом коне. И Таисия не было исключением, тоже как и все отправилась на поиски Принца, но не нашла. Вместо этого она оказывается… нет, не в объятьях незнакомца, в будущем! Без друзей, без связей, без всего! Но с угнанной машиной и правами неизвестной девушки, на которую Таисия, оказалась похожа, как две капли воды. А что дальше? А дальше… новая работа, с новым шефом, у которого секретов казалась, так много, что и утонуть недолго… А где же Прынц? Будет, вам принц, но для начало надо раскрыть пару тройку тайн, и запастись чемоданчиком нервных клеток. А, то с такой новой работай, как у Таси и принцев будет мало…

    Что бы ещё мне почитать. Подготовка к скачиванию!

    Не закрывайте это окно, большие книги могут долго формироваться.

    Источник:

    nemaloknig.info

  • Далеко ли до счастья. Рассказы и повесть в городе Ростов-на-Дону

    В нашем каталоге вы сможете найти Далеко ли до счастья. Рассказы и повесть по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт России, например: Ростов-на-Дону, Чебоксары, Ульяновск.